Оборудование

Каталог публикаций и обзоров

Особенности лесоповала. Финского

Особенности лесоповала. Финского

По прогнозам экспертов, в ближайшем будущем Россия перейдет на скандинавскую технологию заготовки леса

Хитрая машина под названием "харвестер" ухватила ствол ближайшей сосны. Мгновение – дерево спилено. Но не падает с шумом и треском – манипулятор аккуратно опускает его на землю. Вжик – и ствол очищен от сучков и веток. Еще раз вжик – и распилен на аккуратные бревна. На одно дерево уходит не более двух минут. Мы стоим на делянке с хозяином 45 гектаров леса юристом Пеккой Ниеменсиву. Кажется, он немного грустит по поводу проданных деревьев. Но не пройдет и полгода, как бывшую делянку засадят аккуратными рядами двухлетних елочек. И наследники также смогут продать лес, когда он вырастет и созреет. Лес, который наши северные соседи выращивают. Почти как мы – картошку.

Возобновляемый запас

Когда едешь по Финляндии, невольно обращаешь внимание на то, как растет посаженный на месте бывших делянок лес: елочки и сосенки растут дружно, аккуратными рядами тянутся к солнцу. По однолеткам можно установить и границы участка: вот здесь посадили лес лет пять назад, а вот здесь – примерно лет десять.

Автор этих строк всегда сомневался в том, что на отутюженных гусеницами трелевочных тракторов российских делянках возможен какой-то "самосев". Неудивительно, что на месте благородных хвойных пород вырастают у нас осины, да в лучшем случае – березы, если не вовсе сорный кустарник. При этом стоит учесть, что перерабатывающих производств для лиственных пород в России практически нет.

Но лиха беда начало. Вот и у нас теперь, по новому Лесному кодексу, можно брать леса в долгосрочную аренду. Конечно, арендатор – это не хозяин, который заботится не только о себе, но и о своих наследниках. Однако это все-таки более ответственный субъект, нежели "пользователи лесов", которые были раньше. Не говоря уже о чисто российском явлении – так называемых "черных" лесорубах.

Сортиментный способ

Сегодня существует два способа лесозаготовок – хлыстовой и сортиментный. Хлыстовой распространен в основном в США, Канаде и России. При этом варианте деревья валят, а затем трелевочный трактор доставляет их волоком к опушке. В основном для этого используется гусеничная техника, которая производится на Американском континенте (в России используется в основном отечественная техника, как правило, устаревшая морально и физически).

Сортиментный способ считается европейским и более прогрессивным. Техника для этого варианта лесозаготовок производится на востоке Финляндии в городе Йоэнсуу (кстати, это в 40 км от российской границы). Все машины колесные (для лучшей проходимости колеса оснащены цепями), и поэтому почва при лесозаготовках практически не страдает. Даже поваленные стволы не волокут по земле, а аккуратно укладывают манипулятором в кузов форвардера. Сразу после заготовки леса и уборки веток (они идут на производство биотоплива) можно высаживать молодые деревца.

Разумеется, сам по себе сортиментный способ не является панацеей от хищнического отношения к лесам. Известно, что скальпель в руках хирурга – это одно, а в руках маньяка – совсем другое. Но изменения в российском лесном законодательстве, которые произошли с 1 января 2007 года (наша газета уже писала об этом), позволяют надеяться, что в лес придут настоящие хозяева. Следует иметь в виду, что пока их функцию будут выполнять долгосрочные арендаторы.

Лесорубы за компьютером

Внешне финская делянка ничем особенно не отличается от российской. Такой же лес (ну разве что более ухоженный – так и у нас такой встречается). Дороги опять же ближе: не приходится возить лес далеко, значит, форвардер сделает за одно и то же время больше рейсов – выше производительность труда. Но это за счет развитой инфраструктуры – дороги прокладывались десятилетиями, если не веками. Финны уже получают дивиденды от вложений предыдущих поколений. Что ж, это повод и нам вкладываться в инфраструктуру во имя будущего.

Оператор харвестера зарабатывает около 3 тыс. Евро в месяц. Правда, подоходный налог составляет в Финляндии 40%. Работать приходится по 10 часов в день (кроме выходных). Зато в комфортных условиях: кабина герметичная и с кондиционером - не страшны ни мороз зимой, ни комары летом. Кресло удобное, на амортизаторах, музыку хорошую можно включить – так и работать приятнее. Управление - двумя небольшими джойстиками. Как будто в компьютерную игру играешь.

Однако "играть" оказалось не так-то просто. Автору этих строк удалось посидеть в лесной школе в Кууло за такими манипуляторами. Разумеется, не настоящего форвардера или харвестера, а на тренажере. И оказалось, что недаром на финского лесоруба надо учиться три года: спиленное виртуальное "дерево" первым делом обрушилось прямо на мою "кабину". "Не убивайте себя", – шутят преподаватели. Да, вот так сразу современной техникой не овладеешь – тут ведь еще (кроме джойстиков) есть и бортовой компьютер, которым также надо уметь пользоваться. Это не бензопилой дерево валить – тут образование нужно.

Кстати, такие тренажеры есть и в России в представительствах компании "Джон Дир" в Петербурге, Петрозаводске и ряде других городов. Так что поставщики техники берутся обучить работать на ней и россиян. Тут нет никакого секрета, только знания и опыт, как, впрочем, в любом настоящем деле.

Завод в Йоэнсуу

Небольшой финский городок – всего 20 тысяч жителей, столица финской Карелии. Здесь расположен завод компании "Джон Дир", на котором и производят колесные харвестеры и форвардеры. Собственно, техника эта известна российским лесозаготовителям уже довольно давно под маркой "Тимберджек", но фирму в 2000 году купила американская корпорация, и 1 июня 2005 года был произведен – это слово теперь хорошо известно и у нас – ребрендинг.

Как рассказал менеджер Йорма Мойланен, завод в Йоэнсуу был основан фирмой "Раума Репола" в 1972 году и с 1988-го выпускает только лесную технику. На заводе работают 400 человек, из них 327 – рабочие (всего в Финляндии у "Джон Дир" 880 сотрудников – центральный офис расположен в Тампере). Зарплата на сборочном конвейере составляет 2,5 тыс. Евро (есть также система бонусов – что-то вроде нашей тринадцатой зарплаты, отпуск – 4 недели летом и 1 неделя зимой).

Общая площадь завода – 19 тыс. Кв. Метров, производственных помещений – 17,4 тыс. Кв. Метров. Производительность предприятия – семь машин в день, одну машину собирают в течение 11 дней, гарантированный срок отгрузки – 40 дней с момента заказа. С заводом работают 110 поставщиков различных комплектующих, 60% из них – финские предприятия. Главная часть харвестера – валочная головка – производится в Новой Зеландии.

Проходим по цехам и обращаем внимание на непривычную тишину. Йорма Мойланен поясняет, что большая часть коллектива еще не вернулась из зимнего (так называемого лыжного отпуска). Но, по его словам, и когда завод работает на полную мощность, суеты на конвейере нет. Все делается тщательно, без спешки (начиная со сварки ходовой части до испытаний), зато и переделывать не приходится. Кстати, многие усовершенствования придумали сами рабочие, и это является особой гордостью заводчан.

На улице выстроилась готовая к отправке техника. Неожиданно видим надписи на русском языке: "Не приближайтесь – 90 м". Эти машины пойдут в Россию.

Перспективный рынок

У нас принято считать, что Россия заготавливает очень много леса и является чуть ли не главным его поставщиком на мировые рынки. По всей видимости, это заблуждение родилось как следствие того, что значительная доля российского леса поставляется в виде пресловутого кругляка на зарубежные заводы и комбинаты. Нам кажется, что рубят слишком много леса из-за нарушений природоохранного законодательства. Однако статистика говорит о другом.

Россия заготавливает в год 170 млн кубометров леса, всего 9% мирового объема. Европа – 380 млн, это 24% (в том числе Финляндия – 54 млн, Германия – 50 млн, Франция – 38 млн, три страны Балтии вместе – 29 млн кубометров). США заготавливают 428 млн кубометров леса (28%), Канада – 196 млн (13%).

Кроме того, как рассказал директор по маркетингу продаж в Европе и России компании "Джон Дир" Тимо Кюттала, именно в России самые большие неиспользованные ресурсы древесины. В потенциале на просторах Северо-Запада, Сибири, да и центральноевропейской части РФ можно заготавливать 400 млн кубометров леса в год (в общей сложности, разумеется). Резервы больше, чем в Латинской Америке, которая славится своими быстрорастущими лесами. Правда, для того чтобы заготавливать такие объемы, необходимо проводить природоохранные и лесовосстановительные мероприятия (об этом мы говорили выше).

Так что для компании "Джон Дир", да и других производителей лесозаготовительной техники, Россия также представляет собой весьма перспективный рынок сбыта. А продажи техники – это не только обучение новых специалистов, но и новые сервисные центры. Так, "Джон Дир" только что открыл новый центр в Сыктывкаре (Республика Коми), а в настоящее время полным ходом идут работы по созданию аналогичного центра в Тихвине (Ленинградская область).

Собственные сервисные центры и сервисные дилеры уже работают в Петрозаводске (Республика Карелия), Коряжме (Архангельская область), Белозерске (Вологодская область), Вологде и Перми. Крупные представительства расположены в Санкт-Петербурге и Хабаровске.

Но Россия – большая, и, как сказал на прощание директор петербургского ЗАО "Джон Дир Форестри" Ханну Хиетикко, работа по увеличению дилерской сервисной сети в нашей стране будет вестись еще долгое время, "наверное, всегда".

продажа погрузчиков АМКОДОР